Недавно иерей Константин Алексеев отметил десятилетие своего служения на должности эконома Барнаульской епархии. Десять лет – это немалый срок жизни для отдельного человека, это серьезный жизненный опыт. Оттолкнувшись от этого события как от информационного повода, мы встретились с отцом Константином и задали ему несколько вопросов…

Материал опубликовал в журнале «Алтайская миссия».

– Отец Константин – у каждого из нас своя дорога к Храму. Расскажите, как вы пришли к Богу, в Церковь?

– В церковь я заходил всегда, ставил свечки, молился, понимал, что даже в делах бизнеса невозможно без высшей помощи! В свое время у меня был отдел по продаже мебели в городе Заринске, где есть храм Вознесения Господня. Приезжая из Барнаула в Заринск, я заходил в этот храм, ставил свечки. Однажды (у Бога есть такой псевдоним – Случай) произошло так, что к нам в отдел пришла одна женщина. Зовут ее Валентина Владимировна. Она пришла заказывать мебель для Вознесенской церкви. Мы с ней разговорились, она сделала заказ, мы изготовили эту мебель для просфорни, я приехал на сборку и начал знакомиться с церковными людьми. Мне там заказали мебель для церковной библиотеки. Там была монахиня Евпраксия, с которой мы много говорили о житейских и духовных вещах. В какой-то момент Валентина Владимировна спросила, не хочу ли я благословиться у батюшки Андрея Ушакова, настоятеля этого храма? Я согласился. Пришли к отцу Андрею, он меня благословил. С этого момента началось наше с ним знакомство. Я начал заезжать в церковь не только чтобы поставить свечки, но и чтобы пообщаться с батюшкой Андреем. Это было для меня очень интересно, это было ново. Были у меня определенные жизненные трудности. И благодаря Божьей помощи через отца Андрея Господь так сподобил, что через некоторое время мы стали вместе с моей женой прихожанами этого храма. То есть мы стали ездить в Заринск на воскресные и на праздничные службы. Иногда приезжали в субботу, ночевали при храме или у отца Андрея.

– А жили?..

– Жили в Барнауле. Моя фирма по производству мебели находилась здесь. А в Заринске была одна из точек реализации продукции.

Отец Андрей нам очень понравился не только как священник, но и как человек. С ним можно было поговорить не только на церковные, но и на самые разные житейские темы. Он оказался мне лично близок по духу. Хотя своим спокойствием, уравновешенностью, немногословным и смиренным характером он больше похож на мою жену, чем на меня.

– К тому же он еще и писатель…

– Да, он еще и человек творческий. И именно в то время, когда мы стали прихожанами, я начал писать стихи. Что напишу, обязательно даю ему почитать. Он кому-то еще показывал. Решили, что вполне приемлемо и напечатали в «Звоннице». Это была первая публикация. И так постепенно мы воцерковлялись. Очень мы с женой полюбили этот приход. Отец Андрей всегда встречал радушно. Ближе всех мы сдружились с директором воскресной школы Ольгой Геннадьевной Алешиной и матушкой Евпраксией – монахиней, которая в то время жила при Вознесенском храме и служила в просфорне.

Первое причастие

Как-то, в тот момент, когда у меня особо обострились жизненные проблемы, отец Андрей сказал мне: «Надо бы тебе причаститься». Ну хорошо. И поехали мы с матушкой из Барнаула на первое причастие. По дороге была страшная пурга, дорогу переметало, машина врезалась в переметы, разбивала их, мы за семь километров от Заринска поняли, что у нас вытекла из радиатора вся охлаждающая жидкость, температура двигателя пошла вверх. Это случилось оттого, что, когда мы врезались в сугробы, пробиваясь сквозь пургу, лопнул патрубок в радиаторе. Я остановился, дал машине немного остыть, сказав при этом: «Мы все равно доедем!» И мы доехали – на сухом радиаторе. Службу отстояли. Казалось, она шла невероятно долго. Словно кто-то не хотел, чтобы мы причастились.

– Да и сама метель слово была наслана силами зла…

– Да! Слава Богу, мы исповедались и причастились. С этого началась наша более осознанная церковная жизнь. С тех времен мы начали более тесно общаться с отцом Андреем. И бизнес развивался довольно хорошо. А в 2008 году случился кризис. «Долбанул» – это еще мягко сказано. Мы, слава Богу, трудности благополучно пережили. И какое-то время спустя на волне вот этого неофитства я начал много читать духовной литературы и пришла в голову мысль: «Хочу учиться!» Жена меня поддержала. Я предполагал поступить на какие-нибудь катехизаторские курсы. С этим пришел к отцу Андрею. На что он мне сказал: «А что, если тебе поступить в семинарию на заочное отделение?» Я ему отвечаю: «Как благословите, так и поступлю».

Но решил посоветоваться еще и с матушкой Евпраксией – монахиней, которая несла послушание в просфорне. Рассказал ей, что отец Андрей предлагает заочно поступить в семинарию. И спрашиваю у нее: «Это что же, мне батюшкой становиться?» Она отвечает: «Ну конечно! Ты будешь батюшкой, – на жену показывает: А ты – матушкой!»

Вот, думаю, поворот! Ну и начал готовиться к поступлению.

На 31 мая отец Андрей пригласил меня в поездку в Горно-Алтайск, в Майму, на празднование преподобного Макария Алтайского (Глухарева). И там увидел объявление о наборе в семинарию, где был указан возраст: до 35 лет. А мне всего лишь 31. По возрасту подхожу.

– Самый подходящий возраст! Ведь по канону, установленному Шестым Вселенским собором, священником должно становиться начиная с 30 лет!

– Так у меня все совпало. Пошел поступать в семинарию.

– Борода уже была?

– Бороды не было. Владыка Максим во время собеседования спросил: «Что тебе здесь надо? Ты же весь полностью мирской!» А я пришел в белой шелковой рубашке. Золота, правда, на мне уже не было: цепочку, перстень подарил брату. И я ответил: «Владыка! Честно? Сам не знаю!» Он посмотрел на меня довольно одобрительно, видно, искренний ответ ему понравился. И через некоторое время, на Преображение Господне, Алексей Александрович Изосимов, ныне отец Алексий, сообщил мне, что я принят на экстернат.

Началась моя учеба.

Учиться было интересно. Очень сильно помогала жена. Образование у нее высшее педагогическое. Она уже много лет возглавляет воскресную школу при Казанском храме, где я сейчас служу настоятелем.

Очень нравились лекции отца Сергия Фисуна, отца Константина Метельницкого и отца Георгия Крейдуна. Очень много ответов на мои вопросы мне дал священник Дионисий Вещагин, тогда просто Денис. Он вел Священное Писание Ветхого Завета. Господь через его лекции такой порядок в моей голове навел!

Так как я учился довольно быстро, то за первый год обучения я освоил программу за два с половиной курса! За это время близко познакомился с семинарской братией. За второй год еще полтора курса прошел.

– А светское образование до этого было?

– У меня высшее техническое образование, квалификация «инженер-механик», специальность «Автомобили и автомобильное хозяйство».

На третьем курсе я уже стал священником, служил и писал дипломную работу. В итоге семинарию окончил за три года. Так вышло потому, что учеба в семинарии мне очень нравилась. Я буквально жил этими уроками, книгами! Вгрызался в эти знания, в историю Российского государства сквозь призму церковной жизни. Это было невероятно интересно!

– Какие бы вы книги порекомендовали начинающему любителю отечественной истории с точки зрения Церкви?

– Я бы рекомендовал прочитать Н.Д. Тальберга «История Русской Церкви». Очень мне понравился святитель Макарий (Булгаков), митрополит Московский и Коломенский, написавший «Историю Русской Церкви» в 12 томах. Это огромный труд, особенно история раскола. Я очень проникся этой темой. А потом фильм показали «Раскол», очень близкий к тому, как это освещает святитель Макарий. Довольно правдивый фильм.

– Став священником, вы стали отходить понемногу от предпринимательской деятельности?

– Да, совершенно верно! Мы постепенно закрывали бизнес.

Кстати, про бороду. У меня внутри созрело настроение больше не бриться. И тут встречаю владыку Максима, благословляюсь у него. А к вечеру мне звонит отец Андрей Ушаков и спрашивает: «У тебя подрясник есть?» «Нет, – отвечаю. – А что такое?» «Жди, тебе позвонят». Звонит Алексей Александрович: «У вас 26 декабря хиротония диаконская». Для меня это было долгожданным известием. Более желанным была только иерейская хиротония, которая случилась почти через четыре месяца. Сорокоусты отслужил от звонка до звонка. Это было самое благодатное время. Я очень люблю служить. Мне это очень много дало.

– Но кроме священнического служения вы ведь еще известны тем, что исполняете различные послушания, в том числе экономское?

– Началось все так. Только после сорокоуста прилег отдохнуть, как раздался звонок из приемной владыки. Меня пригласили прийти на прием к епископу Максиму. Я прибыл. Владыка мне говорит: «Хочу поручить тебе ответственное дело – поставить на социальный отдел». И на следующий день меня назначили указом председателем епархиального отдела по социальному служению. У меня как будто крылья выросли! Мне так нравилось социальное служение!..

Прошло около года. В Знаменском монастыре мы собрались с Обществом православных врачей – это был воскресный день – и тут мне прямой звонок от епископа Максима. Он сказал, что хочет поручить мне более серьезное послушание – эконома епархии. Я смутился, но сказал, как и полагается: «Как благословите, владыка!» На следующее утро к 9:00 явился на новое служение. С этого и началось мое экономство.

– В чем смысл экономского послушания?

– Это хозяйственная деятельность. Стройка. На тот момент я ничего не понимал в стройке.

– Но у вас же был опыт предпринимательской деятельности?

– Предпринимательство – это не строительство. В мебельном производстве я прошел, что называется, все ступени от и до: был образцовым станочником, потом дизайнером, технологом, директором, а наконец руководителем и владельцем фирмы. В экономстве также нужно пройти все ступени, чтобы стать толковым руководителем, начиная от плотника-бетонщика… Как говорит владыка Сергий, нужно вникать во все детали, причем самому. Так что мое служение было одновременно и обучением.

Через год владыка Максим был переведен в другую епархию. К нам пришел владыка Сергий, и все эти годы он меня всему и обучает! Если по времени, я прошел уже два института по пять лет рядом с владыкой Сергием.

– Это большая школа!

– Да, это настолько интересно, интенсивно, незабываемо! И это огромный пласт моей жизни. И не только священнической, но и просто человеческой.

– Вы, по сути дела, имеете уникальный опыт работы с двумя очень разными по стилю руководства владыками: епископом Максимом и митрополитом Сергием…

– Но всему в сфере экономской деятельности меня научил владыка Сергий.

– Что удалось сделать за эти годы?

– Все это не нами делается. Главное в этом моменте – не мешать Богу делать эти дела. То есть неся послушание Церкви, несешь послушание Господу Богу.

– Отец Константин, расскажите вкратце о семье…

– Жена Ирина, две дочери, один внук – два с половиной года.

– Счастливы ли вы в семейной жизни?

– Да! Слава Богу за все. Если бы не моя супруга, которую дал мне Господь, неизвестно, где бы я был сейчас. Неизвестно, кем бы я был сейчас, как бы складывалось мое священническое служение. Мы знаем, как много бывает трагедий у священников из-за того, что тыл у них не совсем тот, что надо. Кстати, имя Ирина означает в переводе с греческого «мир», «спокойствие». Она и меня в большой степени смиряет в том смысле, что вносит тишину в мою жизнь! Есть такая поговорка: «Бог любит тишину». Так вот, она вносит такую тишину в мою жизнь.

– В одной из молитв сказано об Иисусе Христе «Начальник тишины»…

– Да. И счастье любит тишину.

– Что бы вы, отец Константин, могли пожелать читателям «Алтайской миссии» с высоты своего жизненного и священнического опыта?

– Следовать за Богом. Куда назначили, там и служить Богу. В Евангелии сказано: «Возьми крест свой и следуй за Мною» (Мк. 8, 34). Вот почему от послушания нельзя отказываться.

– А что значит «крест»?

– Это и есть послушание.

– Мне кажется, у вас нет свободного времени…

– Оно мне неполезно.

– Но отдыхать-то надо?!

– Отдыхать? Скажу словами из Библии: шесть дней работай, а седьмой день посвяти Господу Богу. Там нигде не сказано: «Езжай отдыхай». А еще преподобный Исаак Сирин говорит, что суббота нашего отдохновения – это наша смерть. Это наш покой. Упокоение. Это будет наша суббота.

Беседовал Владимир Клименко

545

Читайте также